Новинки вооружения: гусеничный боевой робот «Уран-9»

Многофункциональный беспилотный боевой модуль разведки и огневой поддержки «Уран-9» был продемонстрирован на полигоне Алабино 24 марта 2016 года. Вскоре о перспективном гусеничном боевом роботе с восхищением говорили уже не только в России, но и в странах Западной Европы, а также США. Дело в том, что на этот период ни у одной страны-участницы блока НАТО не было аналогичной по функциональности боевой платформы, да ещё и получившей уровень начальной боевой готовности.   Десятитонная беспилотная боевая машина, управляющаяся по защищённым радиоканалам связи с псевдослучайной перестройкой рабочей частоты на дистанции до 3 км, может выполнять практически любую боевую операцию штурмового, оборонительного или разведывательного характера в пределах 3 км, либо дальше, в зависимости  от радиогоризонта, который зависит от рельефа местности и высоты нахождения пункта боевого управления. Дальность получения телеметрической информации и управления «Ураном» может быть значительно расширена с помощью использования БПЛА-ретрансляторов, либо интеграции терминала управления боевой машиной в БРЭО ударного или ударно-транспортного вертолёта.

Широкий спектр выполняемых задач связан с богатым комплектом ракетно-пушечного вооружения и оптико-электронных прицельных комплексов, размещённых на шестикатковом гусеничном шасси, похожем на ходовую часть БМД-2. Одним из самых интересных качеств роботизированной боевой платформы «Уран-9» является его противотанковый потенциал: на башенных креплениях (по обе стороны от башни) размещено 4 транспортно-пусковых контейнера для противотанковых управляемых ракет 9М120 «Атака», обладающих бронепробиваемостью до 900 мм за элементами динамической защиты за счёт тандемной боевой части, их дальность 6 км. Также транспортно-пусковые контейнеры «Урана» могут быть заряжены и более совершенными «Атаками» - 9М120М/Д, радиус действия которых достигает 8-10 км. За счёт богатой номенклатуры ракет семейства «Атака» «Уран-9» может справиться и с укрепрайоном противника за счёт изделия 9М120Ф; эта ракета несёт фугасную объёмно-детонирующую боевую часть.

Есть и приспособленная для целей ПВО ракета 9М220О, она способна перехватывать дозвуковые цели на высотах не более 3 км и снаряжена стержневой боевой частью. Для управления ракетами «Атака», а также 30-мм автоматической пушкой 2А72 используется многоканальный оптико-электронный прицельный, включающий ТВ/ИК-каналы, лазерный дальномер, а также миллиметровый канал Ka-диапазона, предназначенный для полуавтоматического радиокомандного управления ракетами 9М120/220. Луч канала радиокоррекции имеет очень узкий сектор, вдоль которого летит ПТУР. В модернизированной ракете 9М120-1 имеется ещё и фотоприёмник для полуавтоматического лазерного канала наведения. Данный тип наведения используется в ракетах 9М123 комплекса «Хризантема». Оптико-электронный модуль расположен прямо над амбразурой пушки 2А72.

Следует отметить, что основным средством ПВО «Урана-9» являются  не ракеты семейства «Атака», способные поражать цели со скоростями 350-400 км/ч, а полноценные ЗУР 9М342 комплекса «Игла-С».   На одной боевой машине «Уран-9» установлено 6 таких ракет. Дальность поражаемых целей достигает 6000 м, высота 3,5 км, максимальная скорость перехвата - 1440 км/ч.  Таким образом, беспилотный гусеничный боевой робот может буквально за несколько минут нанести удар по парочке опорных пунктов противника, поразить M1A2 «Abrams» и даже перехватить F-16C противника, и всё это при управлении одного оператора из кунга-ПБУ на базе «КамАЗ».

«Уран-9» отлично приспособлен для проведения разведки боем, а также участия в групповом противостоянии мотострелковой бригады с подразделениями противника. Машина может вести огневую поддержку с помощью пушки 2А72, следуя за более защищёнными основными боевыми танками  БМПТ «Терминатор-2», либо БМП «Армата» и «Курганец-25». Корпус машины с пушкой имеет длину около 5,2 м, благодаря чему ЭПР сравнима с радиолокационной сигнатурой БМД-2 и идентифицировать её на фоне других боевых единиц с помощью РЛС с синтезированной апертурой и переносных радаров разведки позиций противника будет очень непросто, особенно в сложной метеорологической обстановке.

 

Как лейтенант Вербовой сбил Юнкерс из танковой пушки

Стоял декабрь 1944 года. Советские войска приближались к оккупированному венграми словацкому городу Ипольшагу (ныне - Шаги). Однако на рубеже реки Ипель советские танки были остановлены налётами венгерской авиации – едва сапёры успевали закончить наведение переправы, как юнкеры Ju-87 тут же её уничтожали.

Во время одного из налётов танк M4 Шерман из состава 46-й гвардейской танковой бригады, экипажем которого командовал гвардии лейтенант Григорий Вербовой, внезапно рванул к железнодорожной насыпи.

Венгерские лётчики сразу заметили вышедший из укрытия танк и ринулись на него. Ведущий Ju-87 закончил заход и вошел в пике. В этот момент механик-водитель гвардии сержант Михаил Вербовой вздыбил носовую часть Шермана на высокую железнодорожную насыпь. Длинноствольная пушка смотрела в небо, почти как зенитное орудие. Головной самолет продолжал стремительно пикировать, за ним с небольшими интервалами неслись другие бомбардировщики... Секунда, вторая... Самолеты неумолимо приближались к танку Вербового. Когда казалось, что уже ничто не спасет Шерман от прямого попадания вот-вот сброшенной серии мощных бомб, грянул пушечный выстрел. Танк вздрогнул и немного сполз вниз. Ведущий Ju-87 взорвался, и его бесформенные куски, покружившись в воздухе, рухнули в реку и на землю.

Мгновенная гибель ведущего ошеломила остальных неприятельских летчиков. Они кинули самолеты в разные стороны, поспешно сбросили бомбы куда попало и, круто развернувшись, ушли на северо-запад. Авиация противника не появлялась в воздухе ни в этот, ни в последующие дни. Как выяснилось несколькими днями позже, среди немецких солдат и офицеров поползли слухи о сверхмощном зенитном оружии русских танков.


Первый истребитель-перехватчик

Во второй половине 20-х годов прошлого столетия появились специальные термины, характеризующие специализацию истребителей. Так, к истребителям, впоследствии названным перехватчики, в те времена стали применять термин «жокей». По тактическому замыслу истребители типа «жокей» предназначались главным образом для работы в системе противовоздушной обороны важных по своему значению тыловых объектов.

Истребитель такого типа разрабатывался в отделе авиации «Центрального аэрогидродинамического института». Назывался он АНТ-13 или И-8.

«Жокей», обладая хорошей маневренностью и скороподъемностью, должен был выполнять перехват, а затем вести воздушный бой с прорвавшимся в тыл противником путем коротких и быстрых атак. Отличная маневренность должна была обеспечить «жокею» как уход из-под огня атакуемого, так и возможность быстрого возобновления атаки. О том, насколько высокими летными данными должен был обладать такой перехватчик для успешных действий, можно судить по тем тактико-техничеcким требованиям, которые предъявлялись военными специалистами к И-8: он должен был иметь максимальную скорость 310 км/ч на высоте 5 км, практический потолок – 8500 м, а время набора высоты 5 км за  6-7 мин. Эти требования были утверждены в январе 1930  года после чего и развернулось проектирование истребителя.

Самолету под несчастливым номером - АНТ-13 и впрямь не повезло. Полвека историки авиации не могли найти достоверных сведений о нем. Тщательный, целенаправленный поиск материалов о «загадочном» самолете, проведенный инженером-исследователем  Владимиром Косминковым в мемориальном музее Николая Жуковского, недавно увенчался успехом. В запасниках он нашел документы по истории создания истребителя И-8 (АНТ-13), его конструкции и летных испытаниях. Особенно ценными оказались  фотографии и фрагменты чертежа.

2
3
2
3
1/2 
start stop bwd fwd

И-8 представлял собой биплан: крылья с металлическим каркасом и полотняной обшивкой, расчалки коробки крыльев – из стальных лент, полки лонжеронов – из нержавеющей стали 2А, нервюры и оперение – из кольчугалюминия, каркас фюзеляжа – из сварных хромомолибденовых или углеродистых труб.

Строился И-8  по тактико-техническим требованиям, утвержденным в январе 1930 года. Он должен был иметь максимальную скорость 310 км/ч на высоте 5 км при посадочной не более 100 км/ч, практический потолок – 8500 м и время набора высоты 5000 м – 6-7 минут. Кроме основного назначения (истребитель-перехватчик) И-8 являлся еще и экспериментальным самолетом – в конструкции впервые использовалась нержавеющая сталь. Максимальная его скорость у земли достигала 281 км/ч, а на высоте 5 км – 250 км/ч.  Набор высоты 5 км. занимал чуть больше 13 минут.

 В ноябре 1930 года постройка И-8 была завершена, а 12 декабря 1930 года Михаил Громов совершил на нем первый полет, поднявшись на высоту 5 км за 10,32 мин.


Как Т-70 подбил две Пантеры

26 марта 1944 года танк Т-70 младшего лейтенанта Григория Ивановича Пегова выехал на разведку местности перед позициями, которые занимала его часть - 31-я танковая бригада 29-го танкового корпуса 5-й танковой армии 1-го Прибалтийского фронта.

Примерно в полдень Пегов заметил впереди немецкую танковую колону, которая, перегруппировавшись, готовилась нанести контрудар по позициям наступающих советских войск. Пегов замаскировал свой танк в кустарнике вблизи дороги и когда два  немецких танка  Пантера приблизились на 150-200 метров и подставили под удар борта, Т-70 внезапно из засады открыл огонь и уничтожил их быстрее, чем те смогли его обнаружить. Головной танк противника был поражен первым же выстрелов в борт, после чего загорелся. Его экипаж выбраться из танка не смог. Следовавшему вторым в колонне немецкому танку снарядом перебило ленивец и экипаж поспешил его покинуть. Остальные танки противника, полагая, что натолкнулись на сильную противотанковую оборону противника, повернули назад. Таким образом, смелыми и умелыми действиями младшего лейтенанта Пегова была сорвана попытка противника провести контрудар по наступающим частям Рабоче крестьянской Красной армии.

1
2
1
2
1/2 
start stop bwd fwd

Через несколько месяцев, в октябре 1944 года, Григорий Пегов, являясь командиром взвода разведки своего танкового батальона,  одним из первых с боем прорвался к берегу Балтийского моря в районе населенного пункта Каролининкай (Кретингский район Литовской ССР) и обеспечил подход главных сил бригады. 24 марта 1975 года Григорию Ивановичу Пегову было присвоено звание Героя Советского Союза.


История выражения «ползти по-пластунски»

Ползти по-пластунски означает ползти на локтях, при этом, не отрывая тело от земли. Это знают практически все, а вот как появилось такое выражение известно не многим.

Пластун - это вполне официальное название военных разведчиков казацкого войска Новой Запорожской (Кубанской) Сечи. Во время военных действий пластуны, притаившись в камышах, могли часами следить за действиями противника. За эту довольно полезную способность лежать пластом в течение длительного времени их и назвали пластунами.

Во второй половине 19 века, незадолго до окончания Кавказской войны, это название было закреплено Русским Царем Александром Вторым за пешими батальонами отличившегося в ходе войны Кубанского казачьего войска.

Главная задача пластунов заключалась в том, чтобы уберечь станицы от внезапного нападения кавказских горцев. С этой целью им предписывалось вести непрерывное наблюдение за кордонной линией из потайных мест-секретов, залегать своеобразным живым капканом на путях возможного проникновения врага в глубь казачьих земель.

Боевые традиции и тактика пластунов складывались веками. В походе они находились в передовом разведывательном дозоре, на привале - в засаде в боевом охранении. В полевом укреплении - в постоянном поиске по окрестным лесам и ущельям. При этом пластуны ночью группами от 3 до 10 человек проникали глубоко в расположение неприятеля, наблюдали за ним, подслушивали разговоры. Многие из них знали местные наречия, нравы и обычаи. В некоторых аулах у пластунов были приятели - кунаки, сообщавшие им замыслы противника. Однако сведения, полученные даже от самых закадычных друзей-кунаков, всегда подлежали тщательной проверке.

На первый взгляд, спецназ - понятие относительно новое, свойственное характеру современных боевых действий. Однако это далеко не так: история отечественного спецназа уходит своими корнями в далёкое прошлое, если быть точнее - в эпоху зарождения казачества в южнорусских степях.

Слово «пластун» происходит от глагола «пластувати» -  ползать,  прижимаясь к земле. Таким образом, это слово отражает не только способ незаметного передвижения, но и сам принцип ведения операций: незаметно для противника, сливаясь с окружающей обстановкой. По словам историков, ещё запорожцы залегали пластом в днепровских камышах, высматривая неприятеля и совершая небольшие разведовательно-диверсионные операции. В числе 40 запорожских куреней значился так называемый Пластунский, казаки которого исполняли эту службу.

В ходе русско-турецкой войны  боевая выучка пластунов достигла столь высокого уровня, что в итоге пластунам был присвоен статус особого подразделения в рядах Черноморского казачьего войска. Подразделения пластунов принимали активное участие и в Кавказской войне XIX века. Главной их задачей  являлось предотвращение внезапных нападений кавказских горцев на казачьи станицы. С этой целью им надлежало вести постоянное наблюдение за кордонной линией из замаскированных укрытий, залегать в «засеках» и «залогах», то есть устраивать многочасовые засады среди болот и кустов. Однако наблюдение из засады не являлось основной задачей пластунов. Они также совершали рейды по территории неприятеля, патрулировали берега Кубани, исследуя реку на наличие скрытых бродов и своевременно обнаруживая признаки подготовки врага к нападению. Кроме этого, пластуны наносили, выражаясь современным языком, «точечные» удары по отрядам горцев, уничтожая их лидеров, угоняя лошадей, тем самым ограничивая возможности противника к передвижению.

В 1842 году в штатные расписания конных и пеших подразделений Черноморского войска были включены пластунские роты от 60 до 90 человек. Пластунам выдавалось более современное оружие. Именно пластуны первыми получили дальнобойные штуцера с притыкаемыми штыками. С учетом специфики службы пластунам платилось более высокое жалование.

В случае обнаружения противником в ходе разведки пластуны практически никогда не сдавались. Считалось за правило, что пластун лучше погибнет, чем потеряет свободу. Грамотно выбрав позицию и заблаговременно наметив пути отступления в случае погони, пластуны либо отстреливались, либо сливались с местностью, умело используя её особенности. Неприятель предпочитал избегать прямого столкновения с отрядом разведчиков и не преследовать его, поскольку в этом случае он легко мог попасть в засаду и понести бессмысленные потери от меткого огня пластунов.

Манеру действия пластунов их современники характеризуют выражением «волчья пасть и лисий хвост», что обозначает хитрость, незаметный тихий подход и внезапное грозное нападение. К главным достоинствам пластуна относилось умение скрыть собственные передвижения, первым выявить местонахождение неприятеля и заманить его в засаду. Особым уважением пользовались казаки, умевшие «читать  след врага», по нему они определяли число противников и траекторию их движения.

Свои собственные следы, если не было возможности скрыть их вовсе, пластуны тщательно запутывали, используя для этого разные приемы: двигались задом наперед, скакали на одной ноге, всячески скрывая направление своего движения и число человек в отряде


Simple Picture Slideshow:
Could not find folder /home/mopmr1/public_html/images/mir/02.02.17/slide1/

Пластуны принимали участие не только в боевых операциях на Кавказе, их выдающиеся качества приносили пользу Отечеству и на других неспокойных рубежах. Во время Крымской войны пластунские подразделения успешно участвовали в боях под Балаклавой и в легендарной обороне Севастополя. Пластуны предпринимали вылазки в окопы неприятеля, и с присущей им аккуратностью бесшумно снимали часовых, уничтожали вражеские орудия, а однажды даже захватили и донесли к своим три мортиры противника.

Пластунские подразделения были задействованы во всех русско-турецких войнах, в Русско-персидской и Русско-польской войнах, а на фронтах Первой мировой сражалось 24 пластунских батальона. Для организации знаменитого Брусиловского прорыва в 1916 году было привлечено 22 батальона пластунов.

В Великой Отечественной войне пластунскими назывались несколько казачьих батальонов, полков, а также одна дивизия. За свои боевые качества и бесстрашие фашисты называли пластунов «сталинскими головорезами». Высокую оценку боеспособности бойцов-пластунов давало не только командование Советской армии, но и западные военные специалисты, в числе которых были и эмигрировавшие офицеры-пластуны служили в качестве консультантов при подготовке морской пехоты США, а также некоторых специальных частей французской армии, например, Иностранного легиона.

В 1936 году в связи с возникновением опасности агрессии со стороны Германии были сняты ограничения на службу казачества в отрядах Рабоче-крестьянской Красной армии. Данное решение получило большую поддержку в казачьих кругах, в частности, донским казачеством Советскому правительству было отправлено следующее письмо, опубликованное в газете «Красная звезда» от 24 апреля 1936 года:

«Пусть только кликнут клич наши Маршалы Ворошилов и Буденный, соколами слетимся мы на защиту нашей Родины … Кони казачьи в добром теле, клинки остры, донские колхозные казаки готовы грудью драться за Советскую Родину».

В соответствии с приказом Наркома обороны Клима Ворошилова  некоторые кавалерийские дивизии получили статус казачьих.

2 августа 1942 года близ станицы Кущевской 17-й кавалерийский корпус генерала Николая Кириченко в составе 12-й и 13-й Кубанских, 15-й и 116-й Донской казачьих дивизий остановил наступление крупных сил вермахта, продвигающихся от Ростова на Краснодар. Казаками были уничтожены до 1800 солдат и офицеров, взяты в плен 300 человек, захвачены 18 орудий и 25 минометов.

На Дону казачья сотня из станицы Березовской под командованием 52-летнего казака, старшего лейтенанта Константина Недорубова в бою под Кущёвской 2 августа 1942 года в рукопашной схватке уничтожила свыше 200 солдат вермахта, из которых 70 было уничтожено самим Недорубовым, получившим звание Героя Советского Союза.

С 1943 года происходило объединение казачьих кавалерийских дивизий и танковых частей, в связи с чем образовывались конно-механизированные группы. Лошади использовались в большей степени для организации быстрого перемещения, в бою казаки были задействованы в качестве пехоты. Из кубанских и терских казаков так же было сформированы пластунские дивизии. Из числа казачества, 262 кавалериста получили звание Героя Советского Союза.

При боевом столкновении в ходе разведывательного рейда пластуны почти никогда не давались в руки врагам. Считалось правилом, что пластун скорее потеряет жизнь, чем свободу. Умело выбрав позицию и заранее наметив пути отхода, пластуны в случае преследования отстреливались или  укрывались на местности. В обоих случаях противник опасался немедленно открыто атаковать небольшой отряд разведчиков, зная меткость пластунского выстрела и опасность засады. Сбив таким образом «кураж» у преследователей, пластуны отходили. Раненых в беде не бросали, погибших - хоронили на месте или по возможности уносили с собой.

Опытные пластуны были отличными психологами. В пластунские команды казаки не назначались, а выбирались «стариками» из среды надежных и проверенных в деле воинов. Стремились брать молодое пополнение из проверенных и надежных пластунских династий, в которых секреты боевого и охотничьего ремесла передавались по наследству от дедов и отцов. Пройти придирчивый отбор могли только казаки, способные на трудную пластунскую службу и кроме природной удали и отваги, имеющие верный глаз и твердую руку для стрельбы без промаха.


ПРИЁМ МИНИСТРА ОБОРОНЫ ПО ЛИЧНЫМ ВОПРОСАМ ПО ПЯТНИЦАМ С 16:00

ПРЕСС-СЛУЖБА:

РУКОВОДИТЕЛЬ

Пошелюк Екатерина Николаевна

Моб. тел. (7) 86964

ЗАМЕСТИТЕЛЬ РУКОВОДИТЕЛЯ

Овчаренко Роман Алексеевич

Моб. тел. (7) 86975

8.00-17.00

Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.